gototopgototop
Зацикливание на своем алкоголизме мешает внутреннему развитию

Клирик храма святых бессребреников Космы и Дамиана в Космодемьянском, духовник сестричества при храме, руководитель службы «Благое дело» для помощи в излечении алкоголизма, наркомании, психических заболеваний, врач-психиатр, священник Владимир НОВИЦКИЙ относится скорее к противникам программы «12 шагов».

-- Отец Владимир, что вас настораживает в группах анонимных алкоголиков и в программе «12 шагов»?

-- Прежде всего, я не могу принять определение «Бог, как я Его понимаю», тем более -- «Христос, как я Его понимаю» (была и такая адаптация программы). «Свое» представление о Боге вообще лишает человека подлинного общения с Богом, отводит от Христа. И мы в «Благом деле» никогда не боимся с первой же беседы говорить с пациентами о Христе. Мне чаще приходилось консультировать наркоманов, чем алкоголиков, но обе эти зависимости имеют духовные корни и неизлечимы только медицинскими средствами. По статистике прошлых лет за полтора года у нас было больше шестисот наркозависимых пациентов, и я не помню, чтобы кого-нибудь из них оттолкнула или покоробила проповедь о Христе. К нам приходили люди исстрадавшиеся, безуспешно перепробовавшие разные методы лечения. Услышав слово о Христе, они попадали в родную стихию. Еще Тертуллиан говорил, что душа человека по природе христианка. Поэтому больная душа чутко отзывается на Слово Жизни.

-- В «Благое дело» люди идут, зная, что прием ведется при храме и консультирует священник. Значит, приходят только те, кто не настроен против Церкви и даже готов попробовать воцерковиться. Но когда вы работали врачом в клинике, наверняка были больные, не желающие ничего слышать о Боге?
-- Конечно, в клинику приходили разные люди. Но с тех пор, как я стал верующим человеком, старался говорить о Христе, когда это было возможно. Если же видел, что человек закрыт для таких разговоров, ограничивался медицинской и психологической помощью. В такой помощи в начале лечения алкоголики и наркоманы тоже нуждаются. И у меня не было бы больших претензий к программе «12 шагов», если бы она была заявлена как психологическая методика. Но она претендует на духовность. Какая духовность может быть вне Церкви, вне Христа? На мой взгляд, только альтернативная, то есть псевдодуховность.

-- Православные сторонники программы объясняют, что речь идет не об отказе от Христа. Просто программа составлена с учетом того, что в группы приходят разные люди. И ведь многие из них постепенно приходят ко Христу, воцерковляются.
-- Кто сказал, что они воцерковляются благодаря группам? Думаю, что как раз вопреки им. Группы существуют не для воцерковления, а для абсолютно автономной помощи алкоголикам. И помощи не психологической, а духовной. Повторяю, как психологическая методика программа «12 шагов» во многом оправданна. Хорошо, что есть группы взаимопомощи, где люди делятся опытом, помогают друг другу. Но, помогая на начальном этапе, группы насаждают ложную идею «Бога, как они Его понимают», привязывают людей к себе, мешают их дальнейшему развитию. Заранее оговаривается, что если человек перестанет ходить на группы, непременно сорвется. И люди действительно срываются, потому что они зависимы от этих групп. Приходили ко мне на прием люди, бывавшие на этих группах. В группах они держались, но, переставая на них ходить, быстро запивали. Потому что были совершенно не адаптированы к реальной жизни, не знали ничего, кроме этих групп. Группы для анонимных алкоголиков и становятся «Богом, как они Его понимают». К Православию же анонимные алкоголики относятся, как к обскурантизму, чему-то ограниченному. Церковь им нужна лишь для того, чтобы священники направляли к ним пьющих прихожан, предоставляли помещения для занятий групп, но не как Тело Христово, Богочеловеческий организм. По их представлениям они сами Богочеловеческий организм. Только они знают, как реально помочь алкоголику. Потому что они сами алкоголики. И даже бравируют этим. Стали появляться уже группы анонимных игроков, анонимных блудников. Бесконечно можно делить людей на подгруппы по порокам. В результате люди попадают в самозамкнутую систему. Якобы спасает их только общение с такими же, как они.

-- Да, я слышал от самих анонимных алкоголиков, что алкоголика может понять только алкоголик. Вы с этим не согласны?
-- По этой логике и наркологу надо быть алкоголиком, чтобы эффективно помогать своим пациентам. А психиатру – душевнобольным. Священник же вообще должен иметь все смертные грехи, чтобы понять каждого приходящего к нему на исповедь. Абсурд! Для понимания человеческой боли, человеческих страданий нужны любовь и вера.

-- Отец Владимир, меня тоже смущает пожизненная зависимость людей от группы. Но, может быть, действительно для страдающих алкоголизмом постоянное общение с группой – единственный способ выжить?
-- Да, пребывание в группах многих спасает от физической гибели. Но нам неизвестно, что становится с их душами. Эти люди (как и все мы) нуждаются в покаянии, прощении и благодатной силе, чтобы менять свою жизнь и бороться с грехом. В группах анонимных алкоголиков это невозможно, потому что нет покаяния без Христа.

-- Но разве «12 шагов» не могут стать подготовкой, стартом к покаянию?
-- Мне кажется, что это, наоборот, не старт, а тормоз. Господь ведет нас разными путями. Прекрасно, что и из групп анонимных алкоголиков некоторые приходят ко Христу. Но сама система, атмосфера в этих группах не способствует покаянию. Зачем человеку Христос, если у него есть панацея от всех бед? В результате человек теряет целостность, личность, имя.

-- Ничего удивительного. Кроме 12 шагов у анонимных алкоголиков есть 12 традиций. Последняя, двенадцатая, так и утверждает: «Анонимность – духовная основа всех наших традиций, постоянно напоминающая нам о том, что главным являются принципы, а не личности».
-- Вот именно! Человек «традиционно» обезличивается, становится винтиком в некоем механизме – группе анонимных алкоголиков. С точки зрения христианства главным является личность. И духовная жизнь есть общение личности человека с Личностью Бога. Крестимся мы с именем, в других таинствах также участвуют не анонимные христиане, а рабы Божии имяреки. Без имени нельзя даже рассматривать сущность человека. В группах же человек теряет имя, становится просто алкоголиком. Это, кстати, очень непонятный для меня момент. Зачем постоянно называть себя алкоголиком? Не пьет человек 10, 15 лет, всё равно алкоголик. По-моему, это самовнушение, в результате которого трансформируется психика. Человек – не образ Божий, а просто алкоголик.

-- Да, они утверждают, что, сколько бы ни воздерживались, всё равно остаются алкоголиками и, только помня об этом, не забывают и о необходимой внутренней работе над собой.
-- Категорически не согласен. Зацикливание на своем алкоголизме как раз мешает внутреннему развитию. Происходит душевное окаменение, человек становится непластичным, негибким, застывает на уровне своей немощи. Воля его ослабляется, он становится внушаемым. И оказывается как бы между двух огней. С одной стороны, он держится за группы, которые удерживают его от запоев. Но страсть-то никуда не девается, и он, как жена Лота, всё время оглядывается назад. Иначе и быть не может, потому что от своей страсти он не лечится, не получает благодатной помощи. А для группы он не Василий или Иван, а просто алкоголик. Разве это не потеря своего лица? В такой ситуации очень трудно прийти к покаянию. И я считаю, что если люди и приходят, то именно вопреки группам.

-- Почему же тогда некоторые священники рекомендуют своим духовным чадам ходить на эти группы и после воцерковления?
-- Об этом надо спросить тех священников, которые рекомендуют. Мне это непонятно. Если человек серьезно и глубоко воцерковится, он может преодолеть свою страсть, жить полноценной жизнью: духовной, семейной, социальной. Можно и нужно разнообразить приходскую жизнь, чтобы на приходах была возможность различной психологической реабилитации, чтобы каждый желающий мог найти себя в общине. Например, при храмах можно создавать «общества трезвости»; такая практика была и есть. Но чем могут быть полезны православному человеку группы анонимных алкоголиков, я не вижу. И уж совсем мне непонятна ситуация, когда одной моей знакомой, у которой сын наркоман, священник (один из горячих поклонников «12 шагов») сказал, что и она нуждается в группах анонимных родителей наркоманов. Что она патологически созависима своему сыну.

-- Значит, вы не согласны и с таким утверждением в книге «Церковь и страдающая личность»: «Часто для священника родственники таких больных еще более обременительны. Одно и то же приносят они на исповедь. Буквально одолевают батюшку. Некоторые из них начинают неистово заниматься религиозно-социальной деятельностью. Нужно хорошо знать проблему, чтобы увидеть, что эти люди тоже серьезно больны.»?
-- Разве можно так обобщать? Мы все должны носить тяготы друг друга: «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал., 6, 2). То есть мы все в какой-то степени созависимы. Раз мы друг друга любим, значит мы друг от друга и зависим. Это касается не только болезни, но вообще человеческих взаимоотношений. Но приведенная вами цитата как раз показывает, что эта система опирается не на реальную жизнь, а на схемы. Конечно, близкие алкоголиков и наркоманов находятся в состоянии хронической психотравмы, часто нуждаются в психологической поддержке. Но ведь много зависит и от их психической и духовной крепости. Некоторые из них способны морально поддержать гибнущего сына или мужа лучше любой группы. Бывают случаи, когда родственники вымаливают у Господа алкоголиков или наркоманов, приводят их в Церковь. Созависимость – крест. По логике этих «шагов» надо отказываться от своего креста.

-- Отец Владимир, вы говорили о том, что при глубоком воцерковлении человек может победить страсть. Но вот психолог Евгений Николаевич Проценко рассказывал, что на группы приходили и воцерковленные люди, и даже священники. И жизнь в Церкви не помогала им оставаться трезвыми.
-- Бывает и такое. Дело в том, что цель подлинного воцерковления – святость. От нее мы все далеки, поэтому каемся, поднимаемся и снова падаем. Но это должно становиться стимулом для более глубокого покаяния, а не для поиска альтернативной духовности. Ни миряне, ни священники не должны пренебрегать медицинской и психологической помощью, когда она необходима, но группы анонимных алкоголиков настаивают на том, что оказывают именно духовную помощь.

-- Но ведь как раз многие врачи и психологи относятся к программе «12 шагов» с большим интересом и сочувствием?
-- Это как раз неудивительно. Как честные специалисты, они понимают, что их профессиональные возможности в помощи страдающим алкоголизмом и наркоманией ограниченны. Но в духовных вопросах большинство из них люди ищущие, нуждающиеся в проповеди о Христе не меньше своих пациентов. Их искренний интерес мне понятен, но в данном случае они выходят за рамки своей специальности, поэтому не надо апеллировать к их научному авторитету.

-- Нужно ли, на ваш взгляд, Церкви сотрудничать с группами анонимных алкоголиков?
-- Конечно, нужно. Вопрос в том, как сотрудничать? Думаю, общение с ними возможно у исповедального аналоя. Относиться к ним, конечно, нужно с любовью и сочувствием. Это действительно страдающие, болящие люди, нуждающиеся в помощи. И во Христе. Вот мы и должны им, поклоняющимся неведомому богу, проповедовать Христа. Но сотрудничать с ними без проповеди, как бы на равных, признавая их методику духовной, соглашаясь с их системой пожизненного привязывания людей к группам?.. По-моему, это будет не сотрудничество, а попустительство.

Беседовал Леонид ВИНОГРАДОВ


Оригинал статьи http://www.miloserdie.ru/index.php?ss=1&s=9&id=1744


Другие статьи из раздела "Анонимные Алкоголики"


НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА
Центр психологического лечения алкоголизма "Сенс"

Центр психологического лечения алкоголизма

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

 

Вход на сайт



Яндекс.Метрика